Леонид Слуцкий: «В Белый дом пришел прагматик»

20 января Дональд Трамп вступает в должность президента США. И после пышной инаугурации станет полноправным хозяином Овального кабинета в Белом доме. Уходит в прошлое восьмилетний период правления лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы, ознаменовавшийся вооруженными конфликтами в Ливии, Сирии, на Украине, а также всплеском международного терроризма и сведения до самого низкого уровня отношений двух крупнейших ядерных держав — России и Америки. И основной вопрос сегодня: «Что несет миру «эра Трампа?» Будет ли поворот от линии построения однополярного мира с гегемонией США к конструктивному подходу во внешней политике новой американской администрации? И насколько команда Трампа настроена на диалог в первую очередь с Россией?

Во время избирательной кампании Трамп сделал немало заявлений по поводу России, повергших в шок администрацию Обамы. Это и про абсурдность санкций, и про российский выбор Крыма, и про необходимость диалога с РФ, и про борьбу с терроризмом в Сирии. За что он был даже назван «агентом Кремля», а уже после его победы над Хиллари Клинтон западные СМИ «нашли» несуществующий компромат на новоизбранного президента США и бездоказательно обвинили Москву во вмешательстве в американские выборы и мифических кибератаках.

Вполне вероятно, что со стороны Трампа это была предвыборная риторика в расчете на избирателя, уставшего от бесконечных «маленьких победоносных войн» за счет американских налогоплательщиков. Какова будет реальная внешнеполитическая линия Трампа и его администрации, насколько в ней сохранится преемственность в вопросах взаимоотношений с Россией, будет ясно только после его вступления в должность и первых принятых решений.

И здесь наивно было бы ожидать моментального потепления между Вашингтоном и Москвой. Сам Трамп на деле — вовсе не пророссийский политик, а именно проамериканский, и он будет отстаивать интересы своей страны. Причем весьма и весьма прагматично. Об этом можно судить уже по его заявлениям в интервью европейским изданиям — британской The Times и немецкой Bild, где республиканец говорит о некой «ядерной сделке» по отмене санкций в обмен на атомное разоружение. Не буду комментировать газетные публикации, особенно когда речь идет о таких сферах, как ядерная безопасность, где «торг» не очень уместен. Но это еще раз демонстрирует, прямо скажем, «деловой подход» Трампа к сотрудничеству с РФ. Другое дело, что Россия вряд ли будет обсуждать, а тем более на таких условиях, вопрос санкций, которые вводились незаконно в обход ООН.

Но конструктив и прагматизм — именно то, что за годы президентства Обамы практически исчезло из российско-американской повестки. Не секрет, что на сегодня почти все ведущие диалоговые площадки заблокированы. И в международных, и в двусторонних форматах, включая парламентское измерение, взаимодействия РФ с США просто нет. И это, к сожалению, не наш выбор. Мы надеемся, что такой идеологический и пропагандистский подход, рассчитанный исключительно на явное доминирование лишь одной стороны, уйдет в прошлое и мы начнем вновь слышать друг друга.

Что касается шагов по восстановлению отношений со стороны США, здесь еще один вопрос — насколько новый президент и его команда смогут преодолеть сформированную в последние годы откровенную антироссийскую истерию и русофобию в американском политическом истеблишменте.

Показательно, что кандидаты Трампа на ключевые посты придерживались достаточно жестких позиций в вопросах и об антироссийских санкциях, и о Крыме, а также ситуации на Украине и в Сирии. Мы видели это при рассмотрении кандидатур в сенате конгресса США, где предстоит вскоре утвердить новых госсекретаря, министра обороны и директора ЦРУ. Даже награжденный российским орденом Дружбы Рекс Тиллерсон, которого Трамп выдвигает на пост главы американской дипломатии, был весьма далек от дружественных высказываний в адрес России.

Однако пока это также не отражает официальную позицию Вашингтона на российском направлении в полной мере. В сенате, в том числе среди республиканского большинства, достаточно сильны антироссийские настроения и, вполне возможно, формулировки, с которыми наша страна не может согласиться никогда, были рассчитаны именно на аудиторию конгрессменов и являются элементом «политической игры» для обеспечения назначений.

И на этом фоне весьма оптимистично звучат заявления советника избранного президента США по взаимодействию с бизнесом Энтони Скарамуччи, сделанные им на полях Всемирного экономического форума в Давосе. По его мнению, Россия и США в течение года смогут улучшить отношения, а антироссийские санкции, как и ответные действия Москвы, были не самым лучшим решением. Поэтому России и США следует сесть за стол переговоров, чтобы выработать альтернативу. Администрация Трампа не возражает против того, чтобы американские компании инвестировали в российскую экономику, добавил тогда Скарамуччи.

Действительно, из-за санкций были отменены десятки совместных российско-американских проектов, что повлекло миллионные потери. И это чувствительно далеко не только для России, экономика которой, наоборот, проходит путь оздоровления за счет импортозамещения.

Так что давайте наберемся терпения и дождемся официального вступления Трампа в должность президента Соединенных Штатов Америки. Безусловно, мы не ждем простого и быстрого восстановления российско-американских отношений. Вместе с тем рассчитываем, что команда Дональда Трампа будет готова к прагматичному и конструктивному диалогу с Россией и отойдет от устаревших клише времен холодной войны.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKShare on Google+Pin on Pinterest